Славяне не slaves

То, что мы живём в мире, построенном в прямом и переносном смысле на лжи, думаю, для многих из вас постепенно становится очевидным. Если ещё нет, смею предположить, что вы ещё по привычке включаете телевизор и смотрите, например, замечательную передачу – конкурс «Евровидение». Замечательную тем, что она вот уже который год является лакмусовой бумажкой нашей земной действительности, показывая, до каких низов опустился активный электорат. Пока побеждают «бородатые колбаски», кто-то наверху довольно потирает руки и готовит следующие «этапы большого пути».

 

Нет, я вовсе не о конкурсах и даже не о телевидении, которое уже много лет не включаю за ненадобностью. Скорее, о том, что отсутствие зомби-ящика в моей жизни позволяет стереть пелену с глаз и увидеть мир не совсем таким, каким хотят, чтобы мы его видели. Потому что на самом деле он совершенно другой. Вы даже не представляете насколько…

 

Сегодняшней темой моих размышлений вслух будет английское слово “slave” (раб), которое в разных написаниях и огласовках существует и во французском, и в немецком, и в итальянском, и в прочих языках, основой которых стала латынь. Которая, как считается, сама набиралась уму-разуму у древнегреческого. Так вот, если вы потрудитесь заглянуть в буржуйские этимологические словари, то обязательно узнаете, что слово “slave” происходит от слова «славянин», because Slavs were often forced into slavery in the Middle Ages (т.е. «потому что в средние века славян часто обращали в рабство»). Звучит, согласитесь, несколько странно и голословно. Это всё равно, как если бы сказать, будто в концентрационных лагерях второй мировой сидели одни евреи. Правда, как мы знаем, существуют целые организации, да что там – государства, которые именно этой точки зрения придерживаются, а если кто не придерживается, то он враг народа. Сами знаете, какого. Ну да я снова отвлёкся…

 

Согласитесь, внешне слова “slave”и «славяне» смотрятся очень даже похоже. Причём настолько, что совсем недавно, во времена Достоевского (почитайте его «Дневник писателя»), шла серьёзная полемика о том, не произошло ли само название славян от латинского «раб». Сегодня, правда, эта точка зрения, кажется, забыта как анекдот.

 

Давайте же посмотрим, откуда пришёл английский “slave”. Тем более что далеко ходить не надо: из Византии. Именно там в средние века, в так называемом среднегреческом языке  возникло слово «σκλάβος» («склавос» – «невольник»). Из Византии оно, соответственно, попадает в средневековую латынь, где становится “sclavus” («склавус»). Средневековая латынь – язык религии и документов тогдашней Европы. Так что появление “slave” в английском, “esclavе” во французском, “Sklave” в немецком и т.п. стало лишь вопросом времени. Кстати, в английском оно появилось, судя по мнению словаря Уэбстера, только в XIVвеке. Если вы изучали историю пусть даже по современным учебникам, то наверняка знаете, что в Англии рабство было отменено в 1215 году с принятием Хартии вольностей, т.е. за сто лет до появления слова “slave”. Кстати, писалась Хартия на латыни и лишь позднее была переведена на… французский.

 

Интересно почитать, что знали в самой Византии о славянах. Вот что писал в VIIвеке о своих славянских соседях император Маврикий в произведении «Стратегикон». Привожу здесь отрывок из неё в переводе 1940 года, опубликованном в «Хрестоматии по истории СССР»:

 

«Племена славян и антов живут вместе, и жизнь их одинакова: они живут свободно, и не дают никому поработить себя или подчинить. Их весьма много в их стране, и они очень выносливы, выносят легко и зной и стужу, и дождь и наготу тела, и нищету. К тем, кто приходит к ним и пользуется их гостеприимством, они относятся ласково и приятельски, радушно встречают их и провожают потом от места до места, охраняя тех, кто нуждается в этом. Если будет гостю какой-нибудь вред по вине хозяина, по его нерадивости — тот, кто ему доверил гостя, поднимает против него войну и считает своей священной обязанностью отомстить за гостя. Тех, кто находится у них в плену, они не держат в рабстве бессрочно, подобно другим народам, но ограничивают их рабство известным сроком, после чего отпускают их, если они хотят, за некоторую мзду в их землю, или же позволяют им поселиться с ними, но уже как свободным людям и друзьям. Этим они снискивают их любовь».

 

Если император Маврикий знал о свободолюбии и доброте славян, как же получилось, что его язык стал прародителем, в частности, английского slave?

 

Оказывается, нерадивые буржуйские филологи просто недоговаривают. Слово «раб» в среднегреческом происходит от древнегреческого глагола σκυλεύειν (skyleuein) - означающего «добывать военные трофеи». Или по-простому «грабить». 1-ое лицо единственного числа от него – σκυλεύω (skyleúō) или σκυλάω (skyláō). Буквально это означало «снимаю доспехи с убитого врага». Опять-таки «граблю». Заметил это обстоятельство, разумеется, не я. Именно эта версия происхождения рабов вовсе не от славян изложена в некоторых этимологических словарях немецкого языка (см., например, F. Kluge, Etymologisches Wörterbuch der deutschen Sprache. 2002 или Köbler, Gerhard, Deutsches Etymologisches Wörterbuch, 1995).

 

Вот такая подноготная у этого очередного анти-славянского мифа. И придумали её не иначе как в стране скотов (Scotland[1]) и никто иной, как бритые уголовники (Brits[2]). Ну, это, разумеется, шутка, в которой, как водится, есть доля… шутки.

 



[1] Шотландия = Скотланд

[2] Brit = британец (разг.)

записаться к репетитору по английскому
репетитор по английскому в москве
переводы любой сложности
Flag Counter