По чему учат английский в школе – Английские учебники – Наблюдение 001

Для чего печатают учебники? Странный вопрос. Конечно, чтобы учить. Хотя бы «чему-нибудь и как-нибудь». Ну, ещё чтобы деньги заработать – и печатникам, и авторам. И тем, кто одни учебники пропускает, а другие бракует. Одним словом, учебники – штука полезная для всех. Правда? Не совсем. Потому что учебники должны не просто учить, но и помогать учиться…

 

К чему это я? А к тому, что ко мне в ученики всё чаще записываются школьники, которым нужен репетитор по английскому языку для понимания того, что в рамках школьной программы они понять почему-то сами не могут. Поначалу я списывал это на знакомую всем тётушку Лень, которая преследует нас всю жизнь и, с одной стороны, как говорят, движет прогрессом, но, с другой, оказывается нашей заклятой врагиней. Сам я английский в школе учил очень давно и с тех пор, если честно и скромно, то предпочитаю выступать в роли ходячего учебника, взявшего большую часть знаний и заблуждений из жизни и практики.

 

Недавно я стал предлагать моим юным ученикам приносить с собой учебники (а вы знаете прекрасно, что в разных школах нынче тот же английский изучают по разным материалам, что, вероятно, правильно, хотя крайне неудобно и, как показало дальнейшее вскрытие, не принципиально), чтобы параллельно с получением знаний основополагающих принципов владения языком Шейкспира, Марка Туэйна, Бернарда Шо, Эдгара Поу и многих других знаменитых авторов (чьи фамилии наши предки изначально перевели неправильно) они находили ответы на актуальные вопросы, по которым накануне схлопотали двойки. И тут началось…

 

Открываю рекомендованный Министерством образования и науки 3-е издание учебника «Английский в фокусе» (иначе говоря, Spotlight), точнее, ту его часть, которая называется Students Book, отпечатанную в 2011 году. На странице GR15 в разделе Модуль 7 мой взгляд выхватывает подраздел «Modals – Модальные глаголы». И читаю я буквально следующее:

 

«К модальным глаголам относятся can/could, may/might, must/have to, ought to, shall/should, will/would».

 

И дальше, разумеется, идёт описание свойств модальных глаголов, к которым, в частности, относится, как всем известно, неизменяемость формы, отсутствие частицы to до и после них и т.п.

 

Мне становится слегка не по себе, я перечитываю список модальных глаголов и, как вы понимаете, мой взгляд не в силах преодолеть парочку must/have to. К must вопросов нет, но have to

 

Дальше – больше. Я пытаюсь выяснить, откуда такая мудрость снизошла на авторов, среди которых на обложке значатся не только некие Podolyako и Vaulina, но вполне буржуйские Evans и Doodley. По структуре и по подаче материала видно, что учебник Spotlight построен на основании структур своих западных предтеч, где материал подаётся интересно, хотя и слегка запутанно, где с яркими картинками соседствуют довольно примитивные упражнения, сложные лишь потому, что просто не сразу понятно, что в них нужно сделать. Одним словом, чувствуется рука носителей языка. И тут вдруг этот have to, названный модальным глаголом…

Удивление моё перешло в оторопь, когда я начал по привычке гуглить эту тему в Рунете и быстро выяснил, что, оказывается, дурак – я, а не учебник, потому что ВСЮДУ, бедная конструкция have to называлась модальным глаголом. Нет, раза два её кто-то назвал «модальной конструкцией», но при этом авторы он-лайн пособий не скупились тратить уйму пространства на подробные объяснения того, что при всей своей «модальности», оказывается, глагол have to стоит от прочих модальных особняком, потому что: меняет форму на has или had, всегда любит вспомогательные глаголы do, does, did, после него инфинитив всегда требует перед собой частицу to, короче говоря, модальные глаголы и have to объединяет лишь один единственный признак: они не передают действие, а лишь сообщают об отношении к нему говорящего.

 

Глаза мои открылись широко. Не на английский язык, а на причины того, почему современные средние школьники, несмотря на обилие возможностей знать его хорошо благодаря Интернету, книжкам, фильмам, поездкам за рубежи нашей сужающейся родины, умудряются его активно не знать. Их кормят котлетами, не вынимая мух. Или даже не котлетами, а некой кашей, причём повара постарались сделать её подслащённой и жиденькой, но при этом встающей в горле «учёным» комом. Мне на память сразу пришли мои собственные университеты, когда весь первый курс романо-германского отделения МГУ нам приходилось продираться через учебник Белошапковой «Русский язык», в котором, как сейчас помню, о языке, образности, поэтичности, не было ни слова, зато само слово сводилось к набору неких гиперфонем, страшно непонятных, страшно ненужных, но зато страшно научных. Над английским языком так ещё никто не издевался, однако, судя по нынешним учебникам и сайтам, хирургическое вмешательство не за горами. Вот и получается, что пока одни «специалисты», извините, «эксперты» обещают научить чужому языку за 16 часов (ну, или за 5 минут, если хотите), другие пытаются процесс разжёвывания английского языка русскими зубами не то наукообразить, не то выковырять из сомнительных трудов его носителей. Про первый случай я здесь вообще говорить не хочу в силу его маркетингового идиотизма, а вот про второй, похоже, не ограничусь одной только этой заметкой. Поэтому и поставил в заголовке указание на то, что она будет первой, но не последней. Примеров не столько ляпов, сколько нежелания думать и подавать материал не по-буржуйски, а по-нашему, к сожалению, немало. И «модальный глагол» have to лишь один из них.

 

По поводу «по-буржуйски». Здесь нужно знать и понимать простой факт: на протяжении многих десятилетий в англоязычном мире из школьного образования английский язык вычёркивался за ненадобностью точно так же, как сегодня из нашей школы вычёркивается русский. Зачем мучить бедных детей, которые и так по-английски говорят? За голову схватились только недавно. Результат – жуткое знанием носителями языка собственной грамматики. Не верите? Тогда запишитесь на занятие к какому-нибудь носителю и попытайтесь между делом попросить его или её растолковать вам что-нибудь в их родном английском с точки зрения «Почему так?». Конечно, и на старуху бывает проруха, и прекрасно владеющие английским языком носители, разумеется, случаются, но я сейчас говорю о той массе, которая стоит за многочисленными объявлениями от native speakers. Немало моих учеников этим путём шли, думая легко и быстро набраться ума-разума из первоисточника, но почему-то в итоге приходили ко мне, и много задающему, и с бубном иногда по необходимости танцующему.

 

Так что же с have to, спросит въедливый читатель. Как его понять, если это не модальный глагол? А вот как:

 

Английские слова – это иероглифы, которые вне контекста ничего не значат и не читаются. Где-то я об этом много писал, на своём канале в Тытрубе говорил, поэтому долго задерживаться не стану. Лучше разовью эту мысль в следующих статьях. Здесь же замечу, что в английском языке в силу указанного обстоятельства существует три разных иероглифа, записываемых одинаково – have. В исходной форме этот глагол имеет значение «иметь». Будем считать это первым и самым важным иероглифом. Предложение типа I have a book говорит о том, что я книгу «имею». У этого иероглифа есть формы настоящего времени have и has, в прошедшем он превращается в had, а если нам нужно составить с ним вопрос или отрицание, то он ведёт себя как добрые 90% английских глаголов и привлекает к себе помощников в виде вспомогательных глаголов do, does и did. Второй иероглиф have с ним связан, потому что когда вы книжку, которую раньше просто имели, наконец-то прочитали, то вы «имеете» ей прочитанной – I have read the book. Но в этом случае have сам берёт на себя функции вспомогательного глагола, то есть никак толком не переводится и лишь говорит о том, что действие – чтение – завершено к моменту речи. При этом он по-прежнему может выглядеть как have, has, had, однако уже ни о каких вспомогательных do, does, did речи быть не может – английский бог троицу не очень любит, и двух глаголов в сказуемом часто оказывается вполне достаточно. Наконец, третий иероглиф have встречается в позвавшей нас в дорогу конструкции have to, которая используется для выражения вынужденного долженствования типа I have to, т.е. «мне приходится». Значение «иметь» в нём полностью отсутствует, но при этом сохраняются все характеристики первого have, как то изменяемость форм и необходимость вспомогательных глаголов для участия в вопросах и отрицаниях. И всё. Осталось только сделать н-ное количество упражнений на все три have, чтобы почувствовать разницу, но зато вы никогда больше не будете отдельно вычленять have to из когорты чуждых ему модальных глаголов, будете легко составлять формы Perfect, когда говорите о результате, и никогда не скажете I havent a book, чем грешили учебники носителей языка вроде замечательного Эккерсли… в 50-е годы прошлого века.

 

Кстати, в уважаемых словарях типа Lingvo в череде модальных глаголов have to, разумеется, не упоминается.

 

 

Продолжение следует…

 

Flag Counter
Кирилл Шатилов на сервере Проза.ру
Шатилов Кирилл на сервере Стихи.ру