Как я изобрёл новое слово в английском языке

Задачи такой, признаюсь, не ставил. Всё получилось случайно, что называется, по наитию. Давеча один из моих учеников внезапно забыл значение слова fascinating. Ну, с кем не бывает. Как водится, из контекста угадал, вспомнил, надеюсь, больше не забудет. А сегодня это самое fascinating у меня просто так всплыло вопросом: почему именно оно означает в английском языке «очаровательный»? Ведь есть же английский иероглиф spell, который значит и «чары», и «очаровывать». Понятно, что словесное многообразие английского языка складывалось из более или менее родных германских корней и многочисленных заимствований из латыни. Причём на подсознательном уровне англичане это прекрасно чувствуют и потому, скажем, в личном плане говорят о свободе как freedom, а во всяких надличностных, политических, чуждых простому человеку – как liberty. Или вспомнить автора речей Черчилля (как мы теперь знаем, сам Уинстон к ним не имел ни малейшего отношения: он их не только не сочинял, но даже не произносил, поскольку в самый ответственный момент был как обычно пьян, и начитывал их для радио один хороший английский актёр, бесподобно подражавший его манере, о чём вы всегда можете прочитать у такого авторитетного исследователя второй мировой как David Irving), который для призыва к английскому духу поднимал народ на отечественный fight, а вовсе не на французскую battle. Так вот, подумалось мне, глагол fascinate явно заимствован через тот же французский из той же латыни, а из родного германского в английском, похоже, только и есть, что bewitch – в котором корнем выступает иероглиф witch, то есть всем известная «колдунья», причём связь корня в существительном и глаголе с психологической точки зрения весьма сомнительная, поскольку обычно «очаровывают» красотой, а witch – это баба-яга и вообще мымра. Синонимы типа charm и enchant не в счёт, ибо более французских английских слов найти трудно. И вот тогда меня осенило: чисто английским отглагольным прилагательным со значением «очаровательный» должно быть слово spelling! Этот иероглиф всем известен как производная от глагола spell – «произносить или писать по буквам» – и понимается в широком смысле как «орфография». Ну и что? Мы же говорим про совершенно другой исходный глагол spell – «очаровывать». Заподозрив, что совершил крохотное открытие, я бросился проверять английские словари и к своему нескрываемому удовольствию, которым сейчас делюсь с сами, обнаружил, что слова spelling в значении «очаровательный» или «очаровывающий» ни в одном из них не зарегистрировано. How spelling! Остаётся только сожалеть о том, что я ни какое-нибудь английское celebrity, чтобы завтра к месту употребить его в интервью или популярной передаче, и тем самым дать ему путёвку в жизнь, как то часто происходит сегодня с гораздо менее выразительными словами, типа dope, cool или crazy, которые всего лишь меняют своё первоначальное значение – обычно с плохого на положительное, что нынче в моде повсеместно…

 

А что же со словом fascinating, спросите вы? Пока я разбирался в его этимологии из латинского причастия прошедшего времени fascinatus от глагола fascinare, обязанного своим существованием существительному fascinus («чары»), выяснилось, что дальше официальная цепочка преемственности обрывается. Я же позволил себе слегка пофантазировать и пришёл к очаровательному выводу: «очаровывать», то есть «набрасывать чары», как лассо на буйвола или лошадь, то есть, в сущности «пленять», «привлекать», «притягивать», «связывать с чем-то прочной связью», а что бывает прочнее веника, иначе говоря, того образа, который сегодня можно увидеть хоть в Конгрессе США, хоть в подлокотниках памятника Линкольну… знаменитое итальянское fascio – буквально «пучок», который нынче известен как этимологическая предтеча и, по сути, символ фашизма.

 

How spelling indeed

 

 

Flag Counter
Кирилл Шатилов на сервере Проза.ру
Шатилов Кирилл на сервере Стихи.ру